Главный геолог “Рудомайна” Артем Мельниченко: “Если останусь в армии, то буду воевать с ещё большей злостью!”

Сейчас 153 сотрудника компании «Рудомайн» защищают Украину в рядах ВСУ, Национальной Гвардии и Теробороны. За всеми этими работниками предприятие сохраняет рабочие места. 

Один из них — главный геолог компании «Рудомайн» Артем Мельниченко. С первого дня широкомасштабного российского вторжения в Украину он на фронте. Недавно он получил тяжелое ранение и сейчас находится на стационарном лечении в Центральном военном госпитале Минобороны Украины. Артем рассказал о том, как мобилизовался, служил и получил ранение.

— Как вы попали в армию? Какая у вас история взаимоотношений с Вооруженными Силами Украины?

Я пошел добровольцем в АТО в 2015 году. Служил в Луганской области в 92-й бригаде. 

В этот раз мне позвонили из военкомата 23 февраля, за день до войны, и вызвали для мобилизации на 25 февраля. 24 февраля в 22:00 я уже был в военкомате. Попал в 60-ю бригаду, которая в этот же день и начала формироваться. Я был командиром подразделения разведки. 

Как оказались в госпитале?

—  Наш батальон в Запорожской области выполнял оборонительную операцию. Там мы сначала заняли рубеж в ряде населенных пунктов вблизи Полог, Гуляй Поле и Орехово. Там батальон изначально был вынужден отступить, но потом всё равно мы вернулись, заняли все свои рубежи обороны и даже начали наступление. Моя должность — заместитель командира укрепрайона.

Там же получил ранение и так оказался в госпитале.

— Вы под обстрел попали? 

— Мы постоянно вели позиционные бои. Было несколько попыток наступления с нашей стороны. И постоянно вели активную оборону. Как они, так и мы. Боевые действия велись бесперестанно.

В тот день одна из наших наблюдательных точек фиксирует, что в село Новокарловка, это на противоположном берегу реки Конка, заехал бронеавтомобиль «Тигр». Причем внаглую заехал. Естественно, первое наше действие, какое? Конечно же, противника необходимо уничтожить. Всё, чем мы могли его достать, это миномет. Минометная батарея при поддержке корректировщиков начала работать по этому «Тигру». Мы его погоняли по селу и достали миной. Он задымился. 

В этот момент к нам прилетел пакет «Града», потом прилетели два штурмовика, сделали два захода и отбомбились по селу. Из Новопокровки выехал танк и по нам начали работать минометы. 

Судя по всему, в этом «Тигре» ехал какой-то высокопоставленный офицер. Потому что сразу же очень крепко по нам пошла работать их «ответка» в  попытке задавить минометы и наблюдательные посты. И как финал из   населенного пункта Богатое выехала самоходная артиллерийская установка. Как потом выяснили, это был «Пион» калибра 203 мм. Вот он сделал пять выстрелов и этим пятым снарядом меня и зацепило. 

Конечно, первые эмоции зашкаливали: «Твою мать! Я еще вернусь и порву вас на британский флаг!»

Получил травму спины, потому что я находился лежа в окопе. Снаряд прилетел в бруствер. У меня разорвало полностью плиту заднюю от бронежилета. От нее практически ничего не осталось, как и от самого бронежилета: цела только фронтальная часть. Очень глубокое осколочное ранение спины и травма части лица.

Вы перенесли несколько операций? 

У меня было семь операций. Уже срослась лопатка. Но глаз не спасли. Заказал себе повязку. Теперь выгляжу, как пират. 

«Рудомайн» как-то оказывал помощь?

Предприятие не успело оказать помощь, пока я был на фронте. Как раз начальник охраны должен был нам пригнать хороший внедорожник. (передала на нужды защитников Украины 21 внедорожник — примечание редакции) Мы просили авто, потому что в нашем подразделении техники не было вообще. 

А в принципе по обеспечению у меня все было. Поскольку очень много снаряжения было дома со времен службы в АТО. У меня в этом не было никакой необходимости. 

Сейчас по лечению тоже ни в чем не нуждаюсь. Всё финансируется государством. Помощь компания предлагала, но она пока не нужна.

Какие у вас планы?

Для начала восстановиться. Затем узнать, что меня ждет в плане военного будущего. Комиссуют — не комиссуют? Этого я ещё не знаю. Если меня комиссуют и отправят в отставку, тогда придётся быть гражданским и оставаться только инструктором военным. Которым я и был в принципе до мобилизации. 

Работать в тылу? 

Да, по своей специальности. 

Но, если останусь в армии, тогда будем дальше воевать с ещё большей злостью!

— Желаем скорейшей поправки, Артем!

ДРУГИЕ НОВОСТИ